Няшки в Церкви? О некоторых тенденциях современного русского языка

Путь мой в Православие был долгий. Не буду вдаваться во внутренние тому причины – и внешних хватало. Дорогу значительно удлиняли женщины, которые с завидной периодичностью изгоняли меня из храма своими замечаниями разного толка почти всякий раз, когда я туда заходила. Но даже не их посулы были определяющими, нет, - отталкивающим для меня был их странный язык. С детства я усвоила, что все хоронят умерших в могилах, а люди церковные своих усопшеньких закапывают в могилки. Если это могилки святых, то полезно взять с них землицы и освятить на могилке маслице для лампадки или других нужд. Что из святых особо почитается Никола-угодничек, к нему часто обращаются с молитовкой. В церквях ставят свечечки перед иконками и встают на коленочки. А если совершаешь что-то недостойное, то Боженька накажет. Вам наверняка кажется это каким-то надуманным фарсом? Вы вряд ли встречали подобное словоупотребление в такой концентрации. Но наберите эти слова (именно в таком виде!) в любом поисковике – и он выдаст вам целый ряд вхождений с ними, конечно, в основном с православных форумов и сайтов. Это сюсюканье странным образом всегда дисгармонировало с моим представлением о сущности жизни во Христе. И сейчас дисгармонирует. 

Но сейчас положение стало еще хуже, ибо эта беда настигла все общество. Обнимашки, вкусняшки и прочие няшки прочно вошли в нашу жизнь и разрушают язык гораздо действеннее заимствований, с которыми все готовы бороться. Ибо заимствования – заметны и слышны, а эти слова как радиация – без звука и запаха, но действуют уничтожительно. Мы не чувствуем их «излучения», потому что они все строятся из «кирпичиков» русского языка и по привычным моделям русского языка. В чем же их разрушительная сила? Дело в том, что уменьшительность и ласкательность – явление в языке далеко не нейтральное и не всем языкам свойственное. Например, в немецком языке есть соответствующие модели, по которым образуются слова с уменьшительно-ласкательным значением, но употреблять их часто в речи – моветон. Немцы, изучающие русский язык, всегда очень удивляются, что мы можем сказать о себе, что у нас ножка болит, или что известное компьютерное устройство мы называем мышкой, для которой к тому же существует коврик!

Обилие таких образований свойственно, во-первых, женской речи (но изначально – в общении с детьми), а во-вторых, речи малообразованного городского населения. Так что употребление их без особой надобности совсем нежелательно. Но если еще года три назад, когда впервые была подмечена тенденция к распространению этого сюсюканья, говорили, что оно сойдет на нет, как некогда так называемый «олбанский» язык, то теперь ситуация явно усугубилась. Всяческие вкусняшки, печенюшки, сырики и прочее мяско вышли с кулинарных Интернет-форумов в широкое употребление, как и того же сорта ляли, обнимашки-целовашки, похвалюшки и т.п. с форумов молодых мам. Как в зеркало, мы можем вглядеться в это явление в речи все тех же иностранцев, знающих русский язык: гид заграницей объясняет, как можно попасть на пляжик, и предупреждает, чтобы мы не забыли с собой водичку. Студентка из Китая хочет подарить вам цветочки, потому что именно в таком виде она это слово слышит от носителей языка (боюсь, что слова цветы она просто не знает).

В сущности, эта беда является отголоском тех тектонических сдвигов, которые произошли в русском языке после трагедии 1917 года. Высокий стиль, строившийся на славянизмах и близкий к языку Церкви, вышел из употребления. Его место занял бывший средний стиль, низкий стиль занял место среднего, а на вакантное место низкого стиля хлынуло просторечие, вплоть до обсценной лексики, проще говоря – мата. Нынешний высокий стиль очень сильно бюрократизирован, сводится к набору штампов и поэтому отмирает. Намечается очередной стилистический сдвиг, чему способствует и новый формат и возможности Интернет-общения, так что новое просторечие неудержимо выходит из берегов низкого стиля и неумолимо распространяет вокруг свою няшность…

А что же сегодня стало с языком церковного общения? А он, будучи частью общенационального языка, переживает те же проблемы. Слова, о которых я писала, переживают второй пик своей популярности (это можно увидеть в диаграммах Национального корпуса русского языка). Предыдущий пик пришелся на последнюю четверть 19 века, когда эти слова хлынули в произведения русских писателей-разночинцев, которые стали чаще говорить о народе, передавая народную речь со всей точностью. И сейчас няшность порой зашкаливает в общении наших православных. Слово батюшка, например, уже утратило свой первоначальный оттенок ласкового обращения, оно уже не так выразительно, поэтому со всех уголков страны слышны попытки сделать масло еще более масляным: батюшенька и батюшечка, и даже иереюшка, – такие обращения можно встретить на православных ресурсах сети. Владыкушка! – взывает некая женщина к своему архиерею. Другая использует иную модель: Владыченька! Своего рода апогеем сюсюканья может служить следующее анонимное творение, кочующее со страницы на страницу в православном сегменте сети (в орфографии и пунктуации источника):

Маленькая девочка к церкви подошла,

Перекрестилась рученькой, к алтарю прошла.

Стоит и просит Боженьку матери помочь:

"Болят у мамки ноженьки, не спит какую ночь..."

А у самой слезиночки сбегают по щеке,

Как чистые росиночки... и свеченька в руке.

Зажгла ее, поставила за здравие святым,

Не говорит молитвою, а словушком простым.

С престола, крест с распятием ручонками взяла,

И Боженькою миленьким - Иисуса назвала.

"Прошу тебя, мой миленький - Мне мамку полечи!

Не откажи родименький! - Не помогли врачи..."

Священник встал в стороночку, слезу рукой смахнул

- "Помочь бы чем ребеночку?" - И тяжело вздохнул.

Ушла из церкви девочка, неделю не была.

Малая, словно белочка, а Богу знать дала...

И вдруг ее на паперти священник увидал,

Стояла вместе с матерью - Господь - здоровье дал!

А маленькая девочка вбежала на престол,

И положила розочку на дивный Божий стол.

"Спасибо милый Боженька, что мамочке помог!

Болеть не стали ноженьки, - ты - настоящий Бог!

Оставим в стороне вопрос, как девочка могла пройти к алтарю и взбежать на престол (последнее вообще плохо рисуется в воображении). Оставим в стороне и художественные достоинства этого произведения. Посмотрим только на его язык: слезиночки, ручоночки, словушко, свеченька и другие им подобные слова должны, видимо, растрогать и умилить читателя, но производят противоположный эффект. От стихотворения веет приторным ханжеством, так что в сущности правильная идея, в нем заключенная, в лучшем случае просто размывается, а в худшем – отталкивает читателя своим словесным оформлением… Но находятся и почитатели этого опуса…

Но не только к ним я хочу обратить свой призыв – мы все в той или иной степени подвержены этой тенденции. Ведь мы – носители языка, и нас такие явления не могут не касаться. Так давайте не будем забывать о правилах хорошей русской речи и рекомендациях специалистов: по возможности избегать уменьшительно-ласкательной лексики, так как она совсем не украшает нашу языковую личность и заметно снижает стиль общения. 

Нам кажется, наверное, что, употребляя подобные слова, мы делаем Бога ближе и роднее себе. Но Бог и так уже проявил непостижимую милость по отношению к нам через вочеловечение Бога-Слова. Сюсюкая, мы не приближаем Его, - нет, мы обедняем прежде всего самих себя, подменяя невыразимое величие Бога-Троицы рождественской открыткой с Младенцем в колыбели (что, безусловно тоже мощно, но не полно) в окружении кудрявых ангелочков совсем не нашей традиции… Стать ближе мы можем, но совсем другим способом, и этот способ, этот путь был указан нам самим Господом: Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди (Ин 14:15). 

 

Все новости раздела




Новости митрополии

Проекты православной молодежи представлены на конкурсе «Наше будущее»

Проекты православной молодежи представлены на конкурсе «Наше будущее»

Конкурс проводится Общественной палатой Ульяновской области, Дирекцией Года добрых дел и благотворительным фондом «Дари добро» в целях формирования и развития в регионе культуры добровольчества.

В Симбирске откроется выставка «Радость всех скорбящих»

В Симбирске откроется выставка «Радость всех скорбящих»

26 мая в 15:00 в выставочном зале «На Покровской» (ул.Л.Толстого, д.63) состоится торжественное открытие выставки «Радость всех скорбящих» из фондов Государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника «Остров-град Свияжск»