В данном разделе размещается информация по праздникам Православной церкви с краткими богослужебными текстами, а так же духовные поучения святоотеческой литературы.

Электронную версию молитвослова, вы можете открыть перейдя по ссылке.

Господские и Богородичные праздники


Преподобная Александра Дивеевская

Пре­по­доб­ная Алек­сандра в ми­ре зва­лась Ага­фия Се­ме­нов­на. Про­ис­хо­ди­ла она из ста­рин­но­го ря­зан­ско­го ро­да дво­рян Сте­па­но­вых, из­вест­но­го с се­ре­ди­ны XVI ве­ка. Ро­ди­лась в бла­го­че­сти­вой се­мье Си­мео­на и Па­рас­ке­вы в кон­це 1720-х – на­ча­ле 1730-х го­дов. Отец ра­но умер, и мать са­ма вос­пи­ты­ва­ла ее в ду­хе бла­го­че­стия. Прас­ко­вья Ан­дре­ев­на в юных го­дах вы­да­ла Ага­фию за сы­на со­се­дей-по­ме­щи­ков Мель­гу­но­вых. Яков Мель­гу­нов слу­жил пра­пор­щи­ком в Му­ром­ском пе­хот­ном пол­ку. Ага­фия Се­ме­нов­на недол­го бы­ла за­му­жем. Ее су­пруг ра­но скон­чал­ся (око­ло 1755–56 г.), оста­вив ее с ма­лень­кой до­че­рью на ру­ках. Имея об­шир­ные по­ме­стья и 700 душ кре­стьян, об­ла­дая боль­шим ка­пи­та­лом и бу­дучи в мо­ло­до­сти при­ят­ной на­руж­но­сти и яс­но­го ума, Ага­фия Се­ме­нов­на вы­бра­ла путь слу­же­ния Бо­гу.

По при­ме­ру же­ны, род­но­го дя­ди её му­жа, ко­то­рая ов­до­вев, при­ня­ла мо­на­ше­ство в Ря­зан­ском Бо­го­яв­лен­ском мо­на­сты­ре, Ага­фия Се­ме­нов­на со сво­ей до­че­рью от­пра­ви­лась в Ки­ев и по бла­го­сло­ве­нию стар­цев по­сту­пи­ла в Ки­е­во-Фло­ров­ский мо­на­стырь.

Од­на­жды ма­туш­ка Алек­сандра спо­до­би­лась ви­деть Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу и слы­шать от Нее та­кие сло­ва: «Это Я, Гос­по­жа и Вла­ды­чи­ца твоя, Ко­то­рой ты все­гда мо­лишь­ся. Я при­шла воз­ве­стить те­бе во­лю Мою: так те­бе ныне гла­го­лю: иди в зем­лю, ко­то­рую Я по­ка­жу те­бе. Иди на се­вер Рос­сии и об­хо­ди все ве­ли­ко­рус­ские ме­ста свя­тых оби­те­лей Мо­их, и бу­дет ме­сто, где Я ука­жу те­бе окон­чить бо­го­угод­ную жизнь, и про­слав­лю Имя Мое там, ибо в ме­сте жи­тель­ства тво­е­го Я ос­ную оби­тель ве­ли­кую Мою, на ко­то­рую низ­ве­ду все бла­го­сло­ве­ния Бо­жии и Мои, со всех трех жре­би­ев Мо­их на зем­ле: Иве­рии, Афо­на и Ки­е­ва. Иди же в путь твой, и бла­го­дать Бо­жия непре­стан­но да бу­дут с то­бою!» Оч­нув­шись, мать Алек­сандра со­об­щи­ла о ви­де­нии сво­е­му ду­хов­но­му от­цу, за­тем дру­гим от­цам Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры. Мать Алек­сандра про­си­ла их разо­брать, что за ви­де­ния удо­сто­и­лась она. Но свя­тые стар­цы еди­но­глас­но ре­ши­ли, что ви­де­ние Ца­ри­цы Небес­ной бы­ло ис­тин­ное и что мать Алек­сандра удо­сто­и­лась быть из­бран­ни­цей Бо­жи­ей Ма­те­ри во все­лен­ной. Стар­цы по­со­ве­то­ва­ли ма­те­ри Алек­сан­дре скрыть свое по­стри­же­ние и под преж­ним име­нем вдо­вы-под­по­ру­чи­цы Ага­фии Се­ме­нов­ны Мель­гу­но­вой пу­стить­ся в путь, ука­зан­ный ей Бо­го­ма­те­рью. Све­де­ния о том, где и сколь­ко вре­ме­ни стран­ство­ва­ла мать Алек­сандра, утра­ти­лись с го­да­ми.

В 1760 г. шла она из г. Му­ро­ма в Са­ров­скую пу­стынь. Не до­хо­дя 12 верст, мать Алек­сандра оста­но­ви­лась на от­дых в се­ле Ди­ве­е­во. Она вы­бра­ла се­бе ме­стом от­ды­ха лу­жай­ку у за­пад­ной сте­ны неболь­шой де­ре­вян­ной церк­ви. Уста­лая, она усну­ла си­дя и в лег­кой дре­мо­те удо­сто­и­лась уви­деть Бо­жию Ма­терь и услы­ша­ла от Нее сле­ду­ю­щее: «Вот то са­мое ме­сто, ко­то­рое Я по­ве­ле­ла те­бе ис­кать на се­ве­ре Рос­сии, и вот здесь жи­ви и уго­ждай Гос­по­ду Бо­гу до кон­ца дней тво­их, и Я все­гда бу­ду с то­бою и все­гда бу­ду по­се­щать ме­сто это. И, как звез­ды небес­ные и как пе­сок мор­ской, умно­жу Я тут слу­жа­щих Гос­по­ду Бо­гу и ве­ли­ча­ю­щих Ме­ня, Ма­терь Све­та, и Сы­на Мо­е­го Иису­са Хри­ста!» Ко­гда ви­де­ние окон­чи­лось, мать Алек­сандра просну­лась и по­шла до Са­ров­ской пу­сты­ни в ве­ли­кой ра­до­сти.

Об­ще­жи­тель­ная Са­ров­ская пу­стынь про­из­ве­ла силь­ное впе­чат­ле­ние на мать Алек­сан­дру. Стро­гое бла­го­чи­ние, про­дол­жи­тель­ная цер­ков­ная служ­ба, про­сто­та, убо­гость и су­ро­вость мо­на­ше­ству­ю­щих, ста­рин­ное стол­по­вое пе­ние по чи­ну Афон­ской Го­ры, ску­дость пи­щи и вся об­ста­нов­ка вос­хи­ти­ли ду­шу ма­те­ри Алек­сан­дры.

По­зна­ко­мив­шись со стар­ца­ми, Ага­фия Се­ме­нов­на от­кры­ла им ду­шу свою и по­про­си­ла от них со­ве­та и вра­зум­ле­ния.

Са­ров­ские стар­цы по­со­ве­то­ва­ли ей все­це­ло пре­дать­ся во­ле Бо­жи­ей и ис­пол­нять все ука­зан­ное Ца­ри­цей Небес­ной. Ма­туш­ка Алек­сандра, по­слуш­ная во­ле и ука­за­нию Ца­ри­цы Небес­ной, со­би­ра­лась пе­ре­ехать на жи­тель­ство в Ди­ве­е­во. Но се­ло Ди­ве­е­во бы­ло то­гда весь­ма неудоб­но для жиз­ни мо­на­хи­ни, ищу­щей мо­лит­вен­но­го по­коя. По­сто­ян­ный шум от боль­шо­го чис­ла ра­бо­чих на от­кры­тых здесь за­во­дах, до­бы­вав­ших же­лез­ную ру­ду, ссо­ры, дра­ки, раз­бои – все это при­да­ва­ло мест­но­сти осо­бый ха­рак­тер, непри­яз­нен­ный для все­го мир­но­го, свя­то­го и бо­же­ствен­но­го. Кро­ме то­го, с ней бы­ла ма­ло­лет­няя дочь, для ко­то­рой бы­ли необ­хо­ди­мы неко­то­рые жиз­нен­ные усло­вия. По­это­му са­ров­ские стар­цы по­со­ве­то­ва­ли ма­те­ри Алек­сан­дре, чтобы ис­пол­нить во­лю Бо­го­ма­те­ри, по­се­лить­ся в двух вер­стах от Ди­ве­е­ва, в де­ревне Оси­нов­ка.

Ага­фия Се­ме­нов­на по­се­ли­лась в де­ревне Оси­нов­ка. Здесь вско­ре за­бо­ле­ла и скон­ча­лась ее 9- или 10-лет­няя дочь. Это про­изо­шло око­ло 1764 г. Мать Алек­сандра уви­де­ла в смер­ти сво­ей един­ствен­ной до­че­ри еще од­но ука­за­ние Бо­жие и под­твер­жде­ние до­сто­вер­но­сти все­го воз­ве­щен­но­го ей Ца­ри­цей Небес­ной. По­рва­лось по­след­нее зве­но, свя­зы­ва­ю­щее ее с ми­ром.

То­гда Ага­фия Се­ме­нов­на ре­ши­ла от­ре­шить­ся от все­го сво­е­го иму­ще­ства и окон­ча­тель­но рас­по­ря­дить­ся сво­и­ми име­ни­я­ми. Для это­го она от­пра­ви­лась в свои по­ме­стья.

Нема­ло вре­ме­ни по­тре­бо­ва­лось ей для устрой­ства дел. В 1766–1767 гг. она про­да­ла все свои ря­зан­ские име­ния. Она осво­бо­ди­лась от вся­ких зем­ных за­бот и зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ла свой и без то­го боль­шой ка­пи­тал. За­тем она часть ка­пи­та­ла по­ло­жи­ла вкла­да­ми в мо­на­сты­ри и церк­ви для по­ми­но­ве­ния ро­ди­те­лей, до­че­ри и род­ных, а глав­ное, по­спе­ши­ла на по­мощь ту­да, где на­до бы­ло по­стро­ить хра­мы Бо­жии.

Ага­фия Се­ме­нов­на вер­ну­лась в Ди­ве­е­во в кон­це 1767 г. Са­ров­ские стар­цы бла­го­сло­ви­ли ей по­се­лить­ся у при­ход­ско­го ди­ве­ев­ско­го свя­щен­ни­ка Ва­си­лия Дер­те­ва, жив­ше­го вдво­ем с же­ной. Ему бы­ло око­ло 40 лет (1727 го­да рож­де­ния), но он был уже из­ве­стен в окру­ге сво­ей ду­хов­ной жиз­нью. На его дво­ре Ага­фия Се­ме­нов­на вы­стро­и­ла се­бе кел­лию и про­жи­ла в ней 20 лет, со­вер­шен­но за­быв свое про­ис­хож­де­ние и неж­ное вос­пи­та­ние.

В ду­хов­ных во­про­сах мать Алек­сандра во всем со­ве­то­ва­лась с Са­ров­ски­ми стар­ца­ми. Она очень по­чи­та­ла стар­ца На­за­рия, игу­ме­на Ва­ла­ам­ско­го. Его жи­во­пис­ный порт­рет ви­сел в кел­лии ма­туш­ки Алек­сан­дры, и она каж­до­днев­но при вся­ком де­ле ему кла­ня­лась. Впо­след­ствии она ста­ла об­ра­щать­ся к са­ров­ским по­движ­ни­кам иеро­мо­на­хам Па­хо­мию и Ис­а­ии.

В то вре­мя в Ди­ве­е­ве был при­ход­ской де­ре­вян­ный храм во имя свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка и ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на. Он был хо­лод­ный, пред­на­зна­чен­ный для слу­же­ния толь­ко в теп­лое вре­мя го­да. Ма­туш­ка Алек­сандра с бла­го­сло­ве­ния са­ров­ских стар­цев за­ня­лась бла­го­устрой­ством ди­ве­ев­ской церк­ви. Сна­ча­ла она при­сту­пи­ла к ре­мон­ту глав­ной ча­сти Сте­фа­нов­ской церк­ви, а за­тем при­стро­и­ла при­дел во имя свя­ти­те­ля и чу­до­твор­ца Ни­ко­лая, ко­то­рый был освя­щен в 1772 г., а так­же теп­лый при­дел во имя Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, освя­щен­ный в 1775 г.

Во вре­мя неустан­ной мо­лит­вы Бо­го­ро­ди­ца от­кры­ла ма­туш­ке Алек­сан­дре, что сле­ду­ет оза­бо­тить­ся о по­стро­е­нии ка­мен­ной при­ход­ской церк­ви в честь Ка­зан­ской Ее ико­ны. Са­ров­ские стар­цы с от­цом Па­хо­ми­ем, по­мо­лив­шись, бла­го­сло­ви­ли пра­вед­ни­цу на по­стро­е­ние церк­ви. Ко­гда бы­ло по­лу­че­но раз­ре­ше­ние, ма­туш­ка Алек­сандра при­сту­пи­ла к по­строй­ке хра­ма на том са­мом ме­сте, где яви­лась ей Ца­ри­ца Небес­ная.

Вре­мя по­стро­е­ния хра­ма бы­ло тре­вож­ным для Рос­сии. В 1773 г. в По­вол­жье на­ча­лось кро­ва­вое и же­сто­кое пу­га­чев­ское вос­ста­ние. В ав­гу­сте 1774 г. был взят го­род Тем­ни­ков, и опас­ность вплот­ную при­бли­зи­лась к Са­ро­ву и Ди­ве­е­ву. Ко­гда Ага­фия Се­ме­нов­на умо­ля­ла Гос­по­да и Ца­ри­цу Небес­ную об из­бав­ле­нии их края от это­го зло­дея, рав­но как и от по­сле­до­вав­ше­го за­тем го­ло­да, ей бы­ло от­кры­то, что гнев Бо­жий ми­ну­ет их. Дей­стви­тель­но, пу­га­чев­ские от­ря­ды не до­шли до Ди­ве­е­ва.

Мать Алек­сандра по со­ору­же­нии хра­ма ез­ди­ла в го­род Ка­зань, где по­лу­чи­ла вер­ней­ший спи­сок с чу­до­твор­ной Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, и в го­род Ки­ев ис­про­сить для церк­ви ча­сти­цы свя­тых мо­щей. Мо­щи ей вло­жи­ли в се­реб­ря­ный и по­зо­ло­чен­ный крест.

Со­хра­ни­лось пре­да­ние, что ма­туш­ка Алек­сандра дол­го ду­ма­ла, ко­му по­свя­тить при­дел с пра­вой сто­ро­ны, и всю ночь мо­ли­лась, про­ся Гос­по­да, да вра­зу­мит Он ее. Гос­подь услы­шал мо­лит­ву.

Во вре­мя ноч­ной мо­лит­вы слы­шит она стук в ок­но и го­лос: «Ты недо­уме­ва­ешь, в чье имя устро­ить при­дел? Со­здай его во имя мое». – «Кто ты?» – в стра­хе во­про­си­ла ма­туш­ка Алек­сандра. «Я – апо­стол пер­во­му­че­ник ар­хи­ди­а­кон Сте­фан!» – от­ве­чал го­лос и за­молк, а утром, на рас­све­те, на том са­мом окне, в ко­то­рое был стук но­чью, ма­туш­ка на­шла об­раз свя­то­го апо­сто­ла и пер­во­му­че­ни­ка ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на. Он был на­пи­сан на длин­ном и уз­ком брус­ке (об­руб­ке), очень ста­рин­но­го пись­ма. Сна­ча­ла он хра­нил­ся в церк­ви, а за­тем в кел­лии ма­туш­ки Алек­сан­дры.

Ка­зан­ский храм был освя­щен от­цом Па­хо­ми­ем в на­ча­ле 1780 г.

Боль­шую часть сво­е­го ка­пи­та­ла Ага­фия Се­ме­нов­на по­жерт­во­ва­ла в Са­ров­скую пу­стынь. Ее вклад в стро­и­тель­ство Успен­ско­го со­бо­ра в Са­ро­ве, на­ча­то­го в 1770 г. и от­ло­жен­но­го в го­лод­ные го­ды, поз­во­лил за­вер­шить по­строй­ку. Пре­по­доб­ный Се­ра­фим сви­де­тель­ство­вал, что «со­бор со­ору­жен усер­ди­ем ма­туш­ки Алек­сан­дры».

Ми­ло­сты­ня ма­те­ри Алек­сан­дры бы­ла все­гда тай­ная; она слу­жи­ла всем, чем толь­ко уме­ла и на­сколь­ко мог­ла.

Она по­мо­га­ла мно­гим де­ви­цам-си­ро­там в ми­ру: чтобы со­блю­сти их чи­сты­ми от гре­ха, на­де­ля­ла их при­да­ным, и они мог­ли вый­ти за­муж. Бед­ным неве­стам Ага­фия Се­ме­нов­на вы­ши­ва­ла го­лов­ные убо­ры – со­ро­ки и кра­си­вые по­ло­тен­ца.

В те­че­ние 12 лет со вре­ме­ни окон­ча­ния бла­го­устрой­ства де­ре­вян­ной церк­ви в празд­ни­ки и вос­крес­ные дни Ага­фия Се­ме­нов­на ни­ко­гда не ухо­ди­ла из церк­ви пря­мо до­мой, но по окон­ча­нии ли­тур­гии все­гда оста­нав­ли­ва­лась на цер­ков­ной пло­ща­ди и по­уча­ла кре­стьян, го­во­ря им о хри­сти­ан­ских обя­зан­но­стях и о до­стой­ном по­чи­та­нии празд­нич­ных и вос­крес­ных дней.

Внеш­ность ма­туш­ки Алек­сан­дры из­вест­на со слов ее по­слуш­ни­цы Ев­до­кии: «Одеж­да Ага­фии Се­ме­нов­ны бы­ла не толь­ко про­стая и бед­ная, но и мно­го­швей­ная, и при­том зи­мою и ле­том од­на и та же; на го­ло­ве она но­си­ла хо­лод­ную чер­ную круг­лень­кую шер­стя­ную ша­поч­ку, опу­шен­ную за­ячьим ме­хом, по­то­му что она ча­сто стра­да­ла го­лов­ною бо­лью. На поле­вые ра­бо­ты хо­ди­ла в лап­тях, а под ко­нец сво­ей жиз­ни ха­жи­ва­ла уже в хо­лод­ных са­пож­ках. Ма­туш­ка Ага­фия Се­ме­нов­на бы­ла сред­не­го ро­ста, ви­да ве­се­ло­го; ли­цо у нее бы­ло круг­лое, бе­лое, гла­за се­рые, нос ко­рот­кий, лу­ко­вич­кою, ро­тик неболь­шой, во­ло­сы в мо­ло­до­сти бы­ли свет­ло-ру­сые, ли­цо и руч­ки – пол­ные».

За шесть ме­ся­цев до кон­чи­ны ма­туш­ки Алек­сан­дры на­ста­ло вре­мя устро­ить мо­на­ше­скую об­щи­ну, чтобы ис­пол­нить все при­ка­зан­ное Бо­жи­ей Ма­те­рью. К это­му пред­ста­вил­ся осо­бый слу­чай. В 1788 г. од­на из по­ме­щиц се­ла Ди­ве­е­ва, гос­по­жа Жда­но­ва, на­слы­шав­шись об Ага­фии Се­ме­новне, же­лая по­усерд­ство­вать осу­ществ­ле­нию бла­го­го де­ла, по­жерт­во­ва­ла ей 1300 квад­рат­ных са­жен сво­ей зем­ли ря­дом с цер­ко­вью. По со­ве­ту Са­ров­ских стар­цев и с раз­ре­ше­ния епар­хи­аль­но­го на­чаль­ства мать Алек­сандра по­стро­и­ла на этой зем­ле три кел­лии с на­двор­ным стро­е­ни­ем и огра­ди­ла про­стран­ство де­ре­вян­ной огра­дой; од­ну кел­лию за­ня­ла са­ма, дру­гую предо­ста­ви­ла для от­ды­ха стран­ни­кам, иду­щим через Ди­ве­е­во в Са­ров, и тре­тью пред­на­зна­чи­ла для при­гла­шен­ных жить трех по­слуш­ниц.

Мать Алек­сандра до кон­ца сво­их дней ве­ла жизнь бо­го­угод­ную, по­движ­ни­че­скую, крайне су­ро­вую, в по­сто­ян­ном тру­де и мо­лит­ве, управ­ляя сест­ра­ми в ду­хе кро­то­сти. Стро­го ис­пол­няя все труд­но­сти Са­ров­ско­го уста­ва, она во всем ру­ко­вод­ство­ва­лась со­ве­та­ми от­ца Па­хо­мия.

Са­ров­ский устав в ос­но­ве сво­ей имел пра­ви­ло, ко­то­рое дал Ан­гел Гос­по­день пре­по­доб­но­му Па­хо­мию Ве­ли­ко­му, учре­ди­те­лю ино­че­ско­го об­ще­жи­тия, со­сто­я­щее из пред­на­чи­на­тель­ных мо­литв, 50-го псал­ма, ста Иису­со­вых мо­литв и от­пу­ста. Та­ких мо­ле­ний над­ле­жа­ло со­вер­шить по чис­лу су­точ­ных ча­сов: две­на­дцать днем и две­на­дцать но­чью.

Так­же в Са­ро­ве по­ла­га­лась об­щая ве­чер­няя мо­лит­ва: ве­чер­ня с ка­но­ном Бо­жи­ей Ма­те­ри из Ок­то­и­ха и ка­но­ном дня неде­ли. По­сле по­ве­че­рия бра­тия слу­ша­ла ве­чер­нее пра­ви­ло с тре­мя ка­но­на­ми: Иису­су Слад­чай­ше­му, Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це с ака­фи­стом и Ан­ге­лу Хра­ни­те­лю. Через час по­сле об­щей тра­пезы бра­тия со­би­ра­лась для сов­мест­но­го ис­пол­не­ния пя­ти­со­тен­но­го ке­лей­но­го пра­ви­ла со мно­ги­ми зем­ны­ми по­кло­на­ми и без­молв­ны­ми мо­лит­ва­ми, за­тем чи­та­лось по­уче­ние из кни­ги пре­по­доб­но­го Еф­ре­ма Си­ри­на, по­мян­ник и мо­лит­вы на сон гря­ду­щий. В кон­це – вза­им­ное про­ще­ние бра­тии. Мо­лит­вы с по­кло­на­ми по­ла­га­лось про­из­но­сить неспеш­но и чин­но, преж­де про­из­но­ся мо­лит­ву, а по­том де­лая по­клон.

Ве­ли­кая ста­ри­ца, мать Алек­сандра с осо­бен­ным ува­же­ни­ем об­ра­ща­лась к еще юно­му в то вре­мя по­слуш­ни­ку, мо­на­ху и за­тем иеро­ди­а­ко­ну Се­ра­фи­му, про­ви­дя в нем ис­пол­ни­те­ля на­ча­то­го ею Бо­жия де­ла.

В июне 1789 г., пред­чув­ствуя при­бли­же­ние сво­ей кон­чи­ны, мать Алек­сандра по­же­ла­ла вос­при­ять на се­бя ве­ли­кий Ан­гель­ский об­раз. Отец Ис­а­ия, при­быв в Ди­ве­е­во, по­стриг ее в схи­му и на­рек ей имя Алек­сан­дры.

Через несколь­ко дней по­сле по­стри­га отец Па­хо­мий с каз­на­че­ем от­цом Ис­а­и­ей и иеро­ди­а­ко­ном Се­ра­фи­мом от­пра­ви­лись по при­гла­ше­нию в се­ло Ле­меть, на­хо­дя­ще­е­ся в ше­сти вер­стах от ны­неш­не­го го­ро­да Ар­да­то­ва Ни­же­го­род­ской об­ла­сти, на по­хо­ро­ны бла­го­де­те­ля по­ме­щи­ка Алек­сандра Со­лов­це­ва и за­еха­ли по до­ро­ге в Ди­ве­е­во на­ве­стить ма­туш­ку Алек­сан­дру.

Она бы­ла боль­на и, по­лу­чив от Гос­по­да из­ве­ще­ние о ско­рой кон­чине сво­ей, про­си­ла от­цов-по­движ­ни­ков осо­бо­ро­вать ее. Ве­ли­кие стар­цы с лю­бо­вью со­вер­ши­ли над нею Та­ин­ство Еле­освя­ще­ния. За­тем, про­ща­ясь с ни­ми, мать Алек­сандра от­да­ла от­цу Па­хо­мию по­след­нее, что име­ла, и умо­ля­ла по­ми­нать ее в Са­ро­ве за упо­кой, не остав­лять и не по­ки­дать неопыт­ных по­слуш­ниц ее, а так­же по­пе­чись в свое вре­мя об оби­те­ли, обе­то­ван­ной ей Ца­ри­цей Небес­ной.

Стар­цы про­сти­лись, уеха­ли, а див­ная ста­ри­ца, схи­мо­на­хи­ня Алек­сандра, скон­ча­лась 13 июня, в день свя­той му­че­ни­цы Аки­ли­ны, в воз­расте не бо­лее 60 лет.

Отец Се­ра­фим в ду­хов­но-на­зи­да­тель­ных бе­се­дах сво­их с при­хо­дя­щи­ми ча­сто го­во­рил: «Ма­туш­ка Ага­фия Се­ме­нов­на ве­ли­кая же­на и всем нам бла­го­тво­ри­тель­ни­ца бы­ла и столь изоби­ло­ва­ла бла­го­да­тию Бо­жи­ею, ска­жу вам, что удо­сто­и­лась да­ра ду­хов­но­го, имея слез ис­точ­ник непре­стан­ный та­кой, что в быт­ность ее здесь, в Са­ро­ве, во вре­мя служб цер­ков­ных, ко­гда она ста­но­ви­лась в теп­лом со­бо­ре, про­тив чу­до­твор­ной ико­ны Жи­во­нос­но­го Ис­точ­ни­ка, из глаз ее тек­ли не сле­зы, а ис­точ­ни­ки слез, точ­но она са­ма со­де­лы­ва­лась то­гда бла­го­дат­ным ис­точ­ни­ком этих слез! Ве­ли­кая и свя­тая же­на бы­ла она, ма­туш­ка Ага­фия Си­мео­нов­на, вель­ми ве­ли­кая и свя­тая!»

Отец Се­ра­фим пред­ре­кал, что со вре­ме­нем, по Бо­жи­е­му из­во­ле­нию, долж­ны в оби­те­ли по­чи­вать от­кры­ты­ми свя­тые мо­щи ма­те­ри Алек­сан­дры, и при­ка­зы­вал всем каж­дый день утром и ве­че­ром хо­дить и кла­нять­ся ее мо­ги­ле, про­из­но­ся при этом: «Гос­по­жа на­ша и мать, про­сти ме­ня и бла­го­сло­ви! По­мо­лись, чтобы и мне бы­ло про­ще­но, как ты про­ще­на, и по­мя­ни ме­ня у Пре­сто­ла Бо­жия!»

По­сле за­кры­тия Ди­ве­ев­ско­го мо­на­сты­ря в 1927 г. кел­лия ма­туш­ки Алек­сан­дры, как и мо­ги­ла ее, бы­ли уни­что­же­ны, и на их ме­сте устро­е­на пло­щадь, за­ли­тая ас­фаль­том.

Жи­те­ли се­ла Ди­ве­е­ва хра­ни­ли бла­го­дар­ную па­мять о пер­во­на­чаль­ни­це оби­те­ли и в те­че­ние по­чти 200 лет от­ме­ча­ли ее дни па­мя­ти по­ми­наль­ны­ми обе­да­ми.

В 1991 г. по­сле про­из­ве­ден­ных ар­хео­ло­ги­че­ских рас­ко­пок мо­ги­ла ма­туш­ки Алек­сан­дры бы­ла вос­ста­нов­ле­на по уцелев­ше­му под ас­фаль­том фун­да­мен­ту ча­сов­ни, а так­же мо­ги­лы по­хо­ро­нен­ных ря­дом с ней схи­мо­на­хи­ни Мар­фы и мо­на­хи­ни Еле­ны. На мо­ги­лах бы­ли уста­нов­ле­ны де­ре­вян­ные кре­сты.

Чест­ные мо­щи пер­во­на­чаль­ни­цы ма­туш­ки Алек­сан­дры бы­ли об­ре­те­ны в празд­ник Воз­дви­же­ния Кре­ста Гос­под­ня 26–27 сен­тяб­ря 2000 г., пе­ре­не­се­ны в цер­ковь Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, где и по­чи­ва­ют, как пред­ска­зал ве­ли­кий ста­рец пре­по­доб­ный Се­ра­фим.

В 2000 г. пре­по­доб­ная Алек­сандра Ди­ве­ев­ская бы­ла про­слав­ле­на в ли­ке мест­но­чти­мых свя­тых Ни­же­го­род­ской епар­хии, а опре­де­ле­ни­ем Ар­хи­ерей­ско­го Со­бо­ра 2004 г. она бы­ла при­чис­ле­на к ли­ку об­ще­цер­ков­ных свя­тых.ф

Все новости раздела




Новости митрополии

Проект создания фильма о старинном храме получил грантовую поддержку

Проект создания фильма о старинном храме получил грантовую поддержку

Инициативная группа симбирян готовится к съемкам художественного фильма, посвященного Троицкому храму села Пятино Инзенского района Ульяновской области.

Во Дворце книги состоялась презентация книги, посвященной преподомномученице Елисавете Феодоровне

Во Дворце книги состоялась презентация книги, посвященной преподомномученице Елисавете Феодоровне

18 июня в Зале Дворянского собрания Дворца книги прошла презентация книги Людмилы Куликовой «Крестный путь преподобномученицы благоверной княгини Елисаветы Феодоровны на Алапаевскую Голгофу».