Игра как лекарство

В предыдущих выпусках газеты мы начали разговор об особенностях деятельности волонтеров и благотворителей. К нашей беседе присоединяется координатор проекта «Больничные клоуны» в Казани, психолог Катерина Гурьева. Катерина делится своим опытом работы больничным клоуном и рассказывает о том, что может сделать доброволец для выздоровления ребенка.

  – Однажды на мою рабочую электронную почту пришло письмо с объявлением о кастинге больничных клоунов. Я откликнулась и заполнила анкету. Затем прошла кастинг, а потом и обучение. Мой первый выход был в ожоговом отделении, там лежал очень «тяжелый» больной: мальчик – 80% ожогов на теле. Такого больше за 7 лет работы не видела. Не помню, что мы с напарницей придумали и чем увлекли его, но он вступил в диалог и даже подыграл нам. Когда сняла нос в гримерке, осознала, в каком состоянии был мальчишка. Так прошло мое «боевое крещение». И в тот момент я поняла, что это для меня, поняла совершенно точно.

Для меня больничная клоунада – это способ мышления. Я прошла путь от незнания, что это, до больничного клоуна, координатора проекта, преподавателя школы клоунов, автора книги о клоунах. Сейчас завершаю свою исследовательскую диссертационную работу про больничную клоунаду. Это дело, в котором я узнала себя как человека, подготовила к замужеству и материнству, ведь клоунада – это работа в паре и работа с детьми. Это дело, которое меня вдохновляет и развивает.

Смешные истории случаются почти каждый рабочий выход. Помню сказ для малышки о том, что в капельнице нектар для бабочек, которые в животе, мол, их нужно кормить. А еще вспоминается случай с моей напарницей, которая соблюдала пост, но в игре, чтобы мальчишка начал есть, съела с ним пополам котлету. И кровь из пальца сдавали много раз, чтобы малыши увидели, что это не больно. А еще мы с детьми делали операции плюшевым медведям. Были еще сотни похожих историй.

Кто такие больничные клоуны? Это люди, которые занимаются социально-психологической реабилитацией детей, находящихся в больницах и хосписах, посредством клоунотерапии и игры. Больничный клоун – достаточно редкая профессия для нашей страны, она появилась 10 лет назад. Больничный клоун сейчас – это гибрид клоуна циркового, психолога, реабилитолога, волшебника, лучшего друга, учителя.

Исторически же существовало всего два вида больничных клоунов: клоундоктор – настоящий клоун в костюме доктора – сэр Майкл Кристансен и доктор-клоун – настоящий доктор в костюме клоуна – Пэтч Адамс. Сейчас же множество разных видов – доктораклоуны, музыкальные клоуны, скорая клоунская помощь и т.д.

Первые ростки этой профессии привез из-за границы простой парень Костя Седов, тогда известный как актер-юрист, а сейчас как художественный руководитель АНО «Больничные клоуны». У больничных клоунов очень много отличий от цирковых, начиная от мест работы и внешнего вида, заканчивая целью их работы. Больничные клоуны работают в больницах и хосписах, а значит, их главное правило, как и у врачей, – не навреди.

У нас нет яркого грима и пестрых костюмов, как у цирковых клоунов или аниматоров. Пестрить и переливаться нам не нужно, ведь мы с обитателями больницы на одном уровне, а не на сцене. Минимум грима – он только подчеркивает черты лица, костюм – почти обычный, повседневный, лишь немного дурашливый и нелепый. Дополняет все это главный аксессуар, наша визитная карточка – красный нос.

В больнице клоун не сразу заметен в толпе, он входит почти бесшумно, он проникается атмосферой пространства, дышит, смотрит, чувствует – и только после этого его яркий нос становится заметен всем, кто в помещении. Прочла как-то в записках клоуна Фани цитату одного из малышей: «Я знаю ваш секрет: вы ненастоящие клоуны, вы клоуны, переодетые в людей».

Как и наш внешний облик, наше поведение в больнице очень деликатно, ведь мы работаем часто в «тяжелых» отделениях: в реанимации, онкологии, ожоговом отделении и т.д. Мы тактичны и ненастойчивы – мы создаем общую атмосферу волшебства и энергию выздоровления.

Клоун – это прежде всего человек, каждый из нас со своим багажом знаний, опытом, мировоззрением. Больничный клоун – это не всегда весельчак или балагур, он может быть грустным и лиричным, немного злиться или ревновать, может быть влюбленным или просто уставшим. Под красным носом – человек!

Моя напарница бурчит и бубнит, не хочет петь со мной. Я не настаиваю и нахожу уютную свободную кроватку для нее, дети заботливо укрывают ее покрывалом и поют колыбельную… И вот уже клоунесса отдохнула и готова исполнить для нас любую мелодию. Игра – часть жизни, и это нужно понимать! У нас нет сценария и отработанных номеров – мы импровизируем. Опираясь на то, что видим и слышим, вступая в открытый диалог с детьми, родителями, медицинским персоналом...

Цель нашей работы не столько развлечение и громкий смех (хотя мы только за), сколько изменение атмосферы в палате, в отделении. Чтобы нахождение там воспринималось иначе... Мы добавляем волшебства, даем возможность родителям выдохнуть, а детям – отвлечься. Лучшее, что мы можем сделать, – создать игру, которая будет длиться и после того, как мы уйдем. Мама будет напевать нашу песенку, двое детей, которые лежат уже пару дней в одной палате, наконец, познакомятся и начнут играть вместе, подросток отвлечется от телефона, медицинская сестра будет в смешливом настроении и т.д.

 Больничные клоуны, которые работают в нашей организации (АНО «Больничные клоуны») – это профессионалы с опытом работы более 5 лет, прошедшие обучение, стажировку, регулярно (не менее 6 раз в месяц) бывающие в больнице. Чтобы попасть к нам в организацию, нужно пройти кастинг; условия: возраст от 23 лет и профильное образование – актер, психолог, музыкант, педагог. Есть и исключения, но они редкость.

Однако существует множество волонтерских (непрофессиональных) организаций больничных клоунов по всей России. В том числе те, кого обучали мы. И среди волонтеров могут быть люди любой специальности и сферы деятельности. Быть клоуном в больнице непросто, и это подойдет не всем. Есть те, кто хотят и умеют лицедействовать и импровизировать, но не умеют общаться с детьми или боятся, сильно сопереживают им. А есть те, кто готовы работать с детьми в больницах, но не как клоуны. Если же эти две характеристики под общим знаменателем желания быть в профессии – все получится.

В прошлом году благодаря Симбирской митрополии вышла моя книга «Озорно о серьезном», где я писала о нашей работе от лица моего клоуна. Клоун Фрося рассказывает о коллегах клоунах, о буднях в больнице и вдохновляет на выздоровление деток и их родителей.

Все новости раздела




Новости митрополии

Школьники Ульяновской области примут участие в конференции, посвященной наследию Симбирских святых

Школьники Ульяновской области примут участие в конференции, посвященной наследию Симбирских святых

Конференция посвящена 100-летию мученической кончины священномученика Неофита Любимова и других православных христиан, пострадавших за веру в годы советских гонений на исторической территории Симбирской губернии.

Фестиваль «Аксаковская осень» открылся молебным пением

Фестиваль «Аксаковская осень» открылся молебным пением

В селе Аксаково Майнского района Ульяновской области прошел XXXI областной фестиваль «Аксаковская осень».