Радость плачущих и гнев кротких

Мы продолжаем говорить о так называемых заповедях блаженства – ряде высказываний нашего Спасителя, которыми Он описывает состояние счастья. Да, кому-то может показаться странным, что разговор о высшем счастье начался со слов о нищете, но не менее удивительна и вторая мысль Христа: блаженный тот, кто плачет. Кажется, что вовсе все наоборот: тот, кто плачет явно ведь не счастливый, ибо слезы – это признак скорби, грусти, тоски… Мы плачем, если нас кто-то обидел, плачем, когда кто-то покидает нас надолго, а может быть навсегда, плачем по несбывшимся надеждам и совсем уж редко от счастья. О каких же именно слезах говорит наш Господь?

Думаю, что многие читатели знакомы с одной интересной традицией, которая сейчас, слава Богу, исчезает. Говорю о таком явлении, как плакальщицы за деньги. Таковые могли устроить порядочный концерт на похоронах совсем незнакомого человека, сопровождая тело почившего вплоть до кладбища, сообщая всем в округе вселенскую грусть и избранные причитания. На моей памяти одна такая профессионалка умела вплетать в потоки слез сообщения о славных деяниях умершего, о том, каковы его родственники и что безвременно ушедший не успел сделать на ниве обустройства домашнего уюта. Нечто подобное было и во времена речи Христа Спасителя. Были традиции плача, сопровождающиеся внешними проявлениями разрывания одежд и прочего. Все это было заранее спланировано и заготовлено так, чтобы одежды можно было быстро сшить. Основная цель таких постановочных рыданий – это, конечно, произведение впечатления на слушающих в округе. Не о таком рыдании говорит Иисус.

Слово, употребленное к выражению мысли о плачущих, означает самую глубокую, страстную и горькую скорбь по умершему, без тени наигранности. Это то состояние, которое невозможно скрыть культурностью человека или воспитанностью, это то состояние, которое прорывается наружу, ибо печаль предельна… Удивительно! Многие принимают сейчас христианство, идут креститься для того, чтобы избежать скорбей этого мира, чтобы жизнь близких и своя собственная становилась лучше, чтобы было легче, но вот Христос говорит вещи совершенно противоречивые! Тот, кто познал самую большую скорбь, то счастлив, тот блажен. Скорби показывают нам отношение людей, настоящие отношения людей, а не те, парадные речи, которые мы слышим, будучи на каких-то должностях, обладая каким-то пусть даже самым призрачным влиянием. Скорби, показывают нам отношение Господа к нам самим, ведь именно через обстоятельства с нами говорит Бог. Но спасает не печаль по утерянным благам этого мира, это было бы совсем вразрез с тем, о чем говорил Христос. Блажен тот человек, который скорбит о своем недостоинстве так, как если бы скорбел о потере самого лучшего, самого любимого, самого близкого своего друга или члена семьи. «Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть» (2Кор 7:10). Вот такая печаль, такая скорбь действительно спасает. Помните, в прошедшем материале о нищих духом, была мысль о том, что в отношениях с Богом надо стать словно нищим, то есть не полагаться ни на чьи силы, кроме Его - Бога, быть смиренным просителем у Него, понимая, что собственных сил нет и не может быть у человека для достижения вечности. Но ни нищета, ни слезы не должны становиться для нас самоцелью, не должны стать для нас предельным интересом. Об этом тоже надо помнить! Парадоксально, но христианство не религия скорби. «Радуйтесь, и снова говорю вам: радуйтесь!», - так пишет апостол Павел. Мы понимаем, что ничего своего не имеем, мы понимаем, что спасение своими силами невозможно, но всегда помним, что невозможное человекам – возможно Богу и это дает нам радость, ибо воскрес Христос! И задача христианина не научиться плакать, а научиться сквозь слезы, скорби и самые, казалось, большие страдания этого мира увидеть Христа любящего, спасающего, идущего навстречу каждому, кто действительно желает открыть Ему свое сердце.

Таковой человек, конечно же, будет причастен следующей добродетели – кротости. Они – добродетели – связаны между собой и одна из другой проистекают. Так говорил один из святых отцов – Петр Дамаскин. Действительно, аскетика строится на том, чтобы начинать с чего-то меньшего, наиболее удобного испытания для человека, а затем уже развивать другие добрые начинания. Ну и в иных областях жизни человека, будь то спорт, тайм-менеджмент или работа над курсовой работой для студента. Вхождение в материал начинает конституировать трудящего, выстраивать его график, менять его привычный до этого времени строй жизни. Так и с духовной жизнью: начиная с малого, постепенно мы увлекаемся красотой целомудрия и приобретаем новые добрые навыки и плоды благодати. Если, конечно, действительно трудимся над искоренением злых привычек и привязанностей этого мира.

Кротость – то, что не сразу дается человеку, особенно тяжело приобрести ее в нашем мире, мире полном информационных шумов, стрессов, депрессий… Святитель Филарет Московский так определял кротость: это тихое расположение духа, соединенное с осторожностью никого не раздражать и не раздражаться самому. А использованное в греческом тексте Евангелия слово, которое переведено у нас, как кроткий является очень важным в этической области и, если отбросить этимологические подробности, то может быть переведено описательно так: кротость – это состояние, в котором человек может контролировать свой гнев, свои порывы и свои чувства. Христиане никогда не гневаются на тех, кто наносит оскорбление им лично, никакого эгоистического гнева! Христиане не мстят, ибо знают, что судьбы всех и каждого в руках божиих и не стоит никогда, ни при каких обстоятельствах пытаться ставить себя на место Бога. «Мне отмщение, Я воздам, - говорит Господь». Таким образом смиривший себя, научившийся управлять своими страстями, покоривший животное свое начало духовному сможет наследовать землю. Действительно, только тот, кто смог победить самого себя, смог показать какой-то успех и в контексте общечеловеческой истории. Одни из комментаторов Нового Завета вспоминает пример Моисея, которого Писание называет «кротчайшим из всех на земле», зато он сумел принять для всего человечества заповеди Бога. Да и само христианство в конечном итоге своей кротостью сумело покорить империю. Чем не пример?

Ну а завершить мне хотелось бы замечательным выражением, которое я встретил в каком-то светском контексте: «величие человека определяется величиной проблемы, способной вывести его из себя». Мне так понравилась однажды эта фраза, что я решил запомнить ее и постараться применить к своей жизни. На следующую же ночь в моей комнате появился комар. Это была бессонная ночь, полная неудачных попыток поймать насекомое, таких же попыток заснуть и в конце концов - раздражения. Под утро я вспомнил эту понравившуюся фразу и мне стало очень смешно над собой. Оказывается, личность моя – не более жалкого насекомого. Не будьте как я!

P.S.: завершу все-таки прекрасным правилом Иоанна Лествичника. Желающий приобрести кротость должен пройти следующие ступени. Началом кротости является молчание уст при возмущении сердца. Серединой – безмолвие помыслов в крайнем душевном смущении. Совершенство кротости есть непоколебимое спокойствие душевное при порывистом дыхании нечистых страстей. Чего и остается пожелать всем нам.

Иеромонах Филарет (КУЗЬМИН)

Все новости раздела




Новости митрополии

Симбиряне почтили память летчиков, погибших при выполнении гуманитарной миссии

Симбиряне почтили память летчиков, погибших при выполнении гуманитарной миссии

20 октября в Ульяновске прошли памятные мероприятия по случаю 27-й годовщины гибели ульяновского летного экипажа, доставлявшего гуманитарную помощь в пострадавшие в результате землетрясения районы республики Армения.

Представители епархии приняли участие в региональной конференции «История и культура Поволжья глазами молодых учёных России»

Представители епархии приняли участие в региональной конференции «История и культура Поволжья глазами молодых учёных России»

В Ульяновском государственном педагогическом университете состоялась Региональная научно-практическая конференция «История и культура Поволжья глазами молодых учёных России».